rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

oy-ordo

881

Миграция

И не друг, и не враг, а — как?

a-tak

Страны Центральной Азии, они же бывшие среднеазиатские республики Советского Союза, для большинства российских обывателей давно уже ассоциируются со словосочетанием «трудовые мигранты» и предстают в образе бедного края, где средневековые нравы соседствуют с реалиями современного мира.

То самое «мягкое подбрюшье», где не один век сталкиваются интересы России и англосаксонского мира. Вот и сегодня, используя специальную военную операцию на Украине как предлог, США стремятся вовлечь регион в собственную стратегию мировой изоляции нашей страны. А заодно и Китая. И кое в чем Вашингтон преуспел.

Казахская «многовекторность»

В конце марта, находясь в Брюсселе, в интервью EURACTIV первый заместитель руководителя администрации президента Казахстана Тимур Сулейменов заявил, что Казахстан не будет инструментом обхода санкций в отношении России. «Конечно, Россия хотела, чтобы мы были больше на их стороне, — признался Сулейменов. — Но Казахстан уважает территориальную целостность Украины. Мы не признавали и не будем признавать ситуацию в Крыму, а также ситуацию на Донбассе, потому что ООН их не признает».

Заявление Сулейменова все восприняли как официальную позицию руководства республики. Того самого руководства, которое не далее как в январе именно Россия в рамках другой организации — Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — спасла от «цветной революции», инспирированной (и это ни для кого не секрет) Великобританией и Соединенными Штатами.

Последние сомнения отпали в ходе визита 13 апреля в Казахстан заместителя госсекретаря США по вопросам гражданской безопасности, демократии и прав человека Узры Зеи. «Вашингтон, наконец, получил внятную позицию Нур-Султана о территориальной целостности Украины, — не стала скрывать она удовлетворения итогами переговоров. — Мы приветствуем поддержку и понимание санкций, которые налагает международное демократическое общество в отношении российского правительства. Казахстан и США единодушны в оценке актуальных проблем и угроз со стороны Кремля». Вишенкой на торте весьма успешной для Вашингтона поездки стало решение Нур-Султана, вопреки традициям и мнению большинства населения республики, отменить парад на 9 мая.

Впрочем, в происходящем нет ничего удивительного для страны, где большей частью добычи полезных ископаемых управляют западные корпорации, а нефтяной сектор практически отдан им на откуп. Страны, где расцветает откровенный национализм, а на митингах в последнее время наряду с патриотическим лозунгом «Алға Қазақстан!» («Вперед Казахстан!») все чаще звучит бандеровское «Слава Украине!». Не отрезвляет нынешнюю казахстанскую элиту даже то, как активно и явно не без удовольствия на Западе арестовывают недвижимость и замораживают счета прежнего истеблишмента — клана Назарбаева. В одном только Лондоне речь идет о сотнях миллионов фунтов стерлингов.

«В Казахстане есть много разных точек зрения. Там много русофобов. Ситуация такая, — констатирует военный эксперт Института стран СНГ Владимир Евсеев. — Но я хочу сказать, что если Казахстан и дальше будет вот так играть в «многовекторность», как это делалось при Назарбаеве, то он может заиграться».

Узбекская гибкость

Под усиленное давление Соединенных Штатов попал и другой важный региональный субъект — Узбекистан.

В свое время первый президент Республики Узбекистан (РУ) Ислам Каримов сделал ставку на развитие отношений с США, укрепить которые помогла начавшаяся 7 октября 2001 г. операция «Несокрушимая свобода» в Афганистане. Именно тогда бывший советский, а теперь узбекский, военный аэродром Карши-Ханабад стал военно-транспортным хабом американских ВВС. До 2005 г. здесь постоянно базировалось около 2000 заокеанских военнослужащих, самолеты С-130 и вертолеты Black Hawk.

Первая трещина в, казалось, отлаженных американо-узбекских отношениях наметилась весной 2004 г. после скандального развода дочери президента Узбекистана Гульнары с американцем Мансуром Максуди (кому интересно, подробности здесь). Год спустя Каримов жестоко подавил волнения в Ферганской долине, спровоцированные боевиками «Исламского движения Узбекистана» (*запрещено в России с 2003 года). Вашингтон потребовал «международного расследования» событий и Ташкент попросил янки «гоу хоум» из Карши-Ханабада.

Буквально следом за этим, 14 ноября 2005 г., Владимир Путин и Ислам Каримов подписали в Москве Договор о союзнических отношениях между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан. Однако реальное сближение двух стран началось после прихода к власти осенью 2016 г. Шавката Мирзиёева, занимавшего при Каримове на протяжении 13 лет пост премьер-министра. В 2018 г. Узбекистан принимает военную доктрину, где заложен отказ от размещения в стране любых иностранных военных баз и объектов. Год спустя РУ получает статус страны-наблюдателя Евразийского экономического союза (ЕАЭС), а спустя еще два года Россия становится главным внешнеторговым партнером Узбекистана.

Такое тесное сотрудничество наших двух стран никак не вписывается в планы Соединенных Штатов. Особенно сегодня. Уже 8 апреля в популярном узбекском телеграмм-канале «Тайный узбек» появляются сообщения о продолжительном совместном визите послов США и Украины в МИД Узбекистана. Дальше — больше. 12 апреля Госдепартамент США обнародует отчет о ситуации с правами человека в 2021 г., где подчеркивается, что «фундаментальные права граждан в Узбекистане грубо нарушаются». Вторит ему и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, убежденная, что «имели место существенные нарушения и несоблюдение правил голосования и подсчета голосов» в ходе последних президентских выборов, победу на которых, набрав 80,12% голосов, одержал Шавкат Мирзиёев. К своему докладу в Госдепартаменте подтянули небезызвестную «Хьюман Райтс Вотч» и ряд других проамериканских международных организаций, оседлавших любимую тему про «политических заключенных» и «нарушение прав осужденных» в Узбекистане.

Сразу за ударом политического «кнута» Ташкенту протянули и альтернативный «пряник» — отдел по связям с общественностью посольства США в РУ объявил конкурс для местных неправительственных организаций на получение десяти грантов (от 5 000 до 15 000 долларов) в рамках конкурса, направленного «на укрепление культурных связей между США и Узбекистаном, чтобы подчеркнуть общие ценности и способствовать двустороннему сотрудничеству». Еще одним «бесплатным сыром» для Ташкента стало сотрудничество с запрещенным в России Агентством США по международному развитию (USAID). Оказывая финансовую помощь правительству РУ в борьбе с коронавирусом, USAID параллельно подталкивает Узбекистан к открытию в дополнении к уже действующим в семи городах страны новых биолабораторий. А чем занимаются подобные медицинские центры, нам наглядно демонстрирует Украина.

На днях старший сотрудник Международной организации труда (МОТ) по связям с общественностью Софи Фишер заявила о расширении сотрудничества с РУ в рамках уже второй Страновой программы достойного труда для Узбекистана на 2021–2025 гг. При всем уважении к МОТ и их деятельности, для Узбекистана сегодня и в ближайшей перспективе гораздо важнее совершенствование и урегулирование статуса почти трех миллионов трудовых мигрантов из этой страны, работающих в России. Этому, к примеру, способствовала недавняя поездка узбекской делегации из представителей Агентства по внешней трудовой миграции страны и Генерального консульства РУ в РФ, посетивших в середине апреля ряд российских регионов, где трудятся их земляки.

Киргизская революционность

Фактор постоянной трудовой миграции в Россию оказывает заметное влияние на политическую ситуацию и в соседней Киргизской Республике (КР). Здесь тоже в начале 2000-х появилась американская военная база — на территории международного аэропорта «Манас» (в 23 км северо-западнее столицы Бишкека). После переименования в «Центр транзитных перевозок ВВС США» в 2009 г. она просуществовала еще пять лет и, несмотря на мощную кампанию противодействия, организованную Западом через подконтрольные киргизские СМИ, неправительственные организации (НПО) и экспертов, в июле 2014 г. последний солдат НАТО покинул Киргизию.

При всей схожести проблем, стоящих перед двумя соседними республиками, в Узбекистане, где Ислам Каримов выгнал из страны все прозападные НПО, власть, после его смерти, без революций и потрясений перешла к преемнику. В Киргизии за 32 года независимости отгремели три революции, а в местном Белом доме рулит уже шестой президент (плюс два исполнявших обязанности). Почувствуйте, как говорится, разницу!

Не удивительно, что именно в Бишкек направилась сразу после Нур-Султана заместитель госсекретаря США Узра Зея. Формально высокопоставленный дипломат привезла предложение заключить новое соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве между США и КР (прежнее в 2015 г. расторг президент Алмазбек Атамбаев). Истинную же причину визита Узры Зеи раскрыл киргизский политолог Марс Сариев. «Я думаю, американская чиновница приехала для того, чтобы «перетянуть» страны ЦА на свою сторону. В пользу этой версии говорит и тот факт, что во время ее визита Соединенные Штаты заявили, что страны, занимающие нейтральную позицию по вопросу Украины, тоже могут быть подвергнуты полномасштабным санкциям».

О необходимости придерживаться беспристрастного отношения к специальной военной операции России заявлял 9 марта президент Киргизии Садыр Жапаров в своем обращении к депутатам Жогорку Кенеш (парламента): «Мы маленькая страна, у нас не хватит влияния остановить конфликт, поэтому мы должны занимать нейтральную позицию». Понять главу киргизского государства можно — у него перед глазами наглядный пример Пакистана, где в апреле руками прозападной оппозиции США устранили от власти премьер-министра Имран Хана, взявшего курс на сближение с Россией и Китаем.

По мнению политолога Сариева, чтобы противостоять давлению Вашингтона и Лондона, странам Центральной Азии, необходимо выработать единую позицию с учетом мнения окружающих государств: России, Китая, Индии и Ирана, а не заокеанских стратегов. Благо, площадок для этого достаточно: ШОС, ЕАЭС, ОДКБ. Правда, к последней (и к России, соответственно) у ряда депутатов Жогорку Кенеш возникли претензии, связанные с неурегулированными пограничными спорами между Киргизией и Таджикистаном, которые раз за разом приводят к вооруженным столкновениям. Как показали события годичной давности, когда в результате конфликта в Баткенской области КР погибли десятки и были ранены сотни человек с обеих сторон, Вашингтон и здесь не остался в стороне. Устами заместителя помощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Джонатана Хеника Соединенные Штаты предложили свои посреднические услуги для «мирного урегулирования конфликта». На просторах бывшего СССР, впрочем, как и во многих других странах мира, прекрасно знают, что прибегать к помощи США в решении подобных проблем — это тушить пожар бензином. Тем более что приграничные споры двух стран, заложенные еще советскими огрехами административно-территориального деления, с наскока не решить. Из 980 км киргизско-таджикской границы почти 400 км приходится на спорные участки!

Таджикская преемственность

Для России любое вооруженное столкновение между странами, имеющими на своей территории российские военные базы («Кант» в Киргизии и «201 ВБ» в Таджикистане), входящие в состав Коллективных сил быстрого реагирования ОДКБ, конечно же, неприемлемо. Не занимая позицию ни одной из сторон, Москва выступает за последовательное и мирное решение споров. В Таджикистане такая позиция находит понимание. Здесь вообще прекрасно осознают степень зависимости республики от России. И руководство, в лице президента Эмомали Рахмона, и большинство простых граждан, миллионы родственников которых зарабатывают деньги в нашей стране. А еще помнят, что благодаря поддержке Москвы удалось остановить гражданскую войну в начале 90-х годов прошлого века и вернуть мир на таджикскую землю.

Тем не менее в отношении российской военной спецоперации на Украине Душанбе соблюдает подчеркнутый нейтралитет. Осторожную и взвешенную позицию Рахмона здесь объясняют необходимостью «защиты национальных интересов Таджикистана». Для одной из беднейших стран мира, имеющей самую протяженную в регионе границу с неспокойным Афганистаном, любые рестрикции со стороны США и их союзников могут обернуться серьезными потрясениями. А они бессменному на протяжении 30 лет руководителю Таджикистана совершенно не нужны. Эмомали Рахмон готовит транзит власти своему сыну Рустаму, который уже сейчас номинально стал вторым лицом в государстве. Вмешательство внешних сил может серьезно осложнить этот процесс.

В Туркменистане проблем смогли избежать. 12 апреля после досрочных президентских выборов власть перешла от Гурбангулы Бердымухамедова к его сыну Сердару, который сразу подтвердил приверженность курсу на нейтральную внешнюю политику страны. Такая последовательность, четвертые в мире запасы природного газа и готовность продавать «голубое топливо» каждому, кто пожелает его купить, являются залогом стабильности и безопасности Ашхабада. Пока...

Как долго странам Центральной Азии удастся оставаться «над схваткой» в конфликте на Украине и избегать втягивания в антироссийские санкции — время покажет. Одно можно сказать с уверенностью: почти каждой из них придется учитывать интересы не только внешних сил — России, Китая или США, но и миллионов сограждан — трудовых мигрантов, чье благополучие, равно как и их семей, полностью зависит от заработанных в нашей стране денег. Поэтому хочется повторить то, о чем «МЕДИА-МИГ» не устает говорить: гастарбайтеры с Востока — это не только и не столько про деньги и рабочие места, это и важный политический фактор. А в современных реалиях России — фактор геополитический.

https://media-mig.ru/industry/i-ne-drug-i-ne-vrag-a-kak/



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir

media mig logo