rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Игорь Шестаков: Мы участники глобального социального эксперимента

Многие мировые аналитики склоняются к тому, что после пандемии мир никогда не станет прежним и все должно поменяться. 

Пандемия тестирует прочность ЕАЭС?

Углубление мирового экономического кризиса, вызванного пандемией коронавируса, обращает вспять процессы глобализации, а также тестирует на прочность международные военно-политические альянсы и торгово-экономические объединения

Мурат Иманкулов: Попытка переписать подвиг 28 панфиловцев – это глумление над историей и народами

Попытка переписать и обесценить подвиг солдат Красной армии, в том числе подвиг панфиловцев под Москвой – это глумление над историей и народами, которые отдали своих сыновей ради общей Победы. Таким мнением с «Регион.kg» поделился заведующий лабораторией Кыргызской академии образования Мурат Иманкулов

pobeda75

pobeda75 2

Медиа школа

Шахты смерти

ugol

По сообщениям МЧС КР, 5 октября этого года на шахте, принадлежащей ОсОО «Абдукахар-Кен», в городе Сулюкты Баткенской области произошел выброс углекислого газа, в результате чего от отравления газом погибли три горняка, которые были родственниками (братьями). Кроме того, еще два горняка пострадали от отравления.

Как сообщили в Госэкотехинспекции, в 2017 году погибло 24 человека в результате 26 производственных аварий на шахтах, по 2018 и 2019 годам точных данных пока не имеется.

Но надо принять во внимание, что это данные только по официальным шахтам, а сколько же таких же неофициальных шахт?

Днем позже, 6 октября, в угольной шахте в городе Кызыл-Кия в той же Баткенской области, в Кадамжайском районе, погибли 3 человека, нелегально добывавших уголь, согласно сообщению территориального управления МЧС КР.

Как оказалось, каждый год в шахтах Кыргызстана умирают более десятка нелегальных шахтеров из-за несоблюдения мер техники безопасности.

Местные отделы милиции и межведомственные комиссии сообщили о начале расследования обоих смертельных случаев в октябре. Премьер-министр КР Мухаммедкалый Абылгазиев отреагировал на инциденты, выразив соболезнования и распорядившись оказать необходимую помощь их родным.

Как сообщалось на совещании правительства, инцидент в Сулюкте был вызван «грубым несоблюдением требований безопасности со стороны компании», то есть ОсОО «Абдукахар-Кен», а в Кадамжае трагедия произошла из-за несоблюдения мер безопасности на заброшенных и законсервированных участках шахт.

Как отметил глава правительства, «на законсервированных участках нельзя допускать никакой деятельности, потому что это приводит к таким непоправимым последствиям — гибели людей»

«С приближением отопительного сезона и повышением спроса на уголь органы МСУ и милиция должны вести усиленную информационно-разъяснительную работу среди населения, живущего возле шахт, о недопустимости нелегальной добычи угля. Угледобывающие компании обязаны строго соблюдать требования безопасности или должны быть лишены права работать», - подчеркнул премьер.

Интересно, что еще более 12 лет назад была создана комиссия, включающая членов местных администраций и советов городов, где находятся шахты, а также представителей Министерства по чрезвычайным ситуациям КР, которая должна была провести инспекцию всех шахт страны на предмет соблюдения ими правил безопасности.

Принимаются меры, высказываются соболезнования, создаются комиссии из года в год, а воз и ныне там.

Так может быть, стоит усилить функции контроля над шахтами и полномочия МЧС КР, чтобы министерство имело единоличное временно или навсегда право закрывать небезопасные шахты и отнимать лицензии на добычу у компаний?

Как отмечают сами шахтеры, очень частая практика на шахтах страны – брать в работники молодых парней без должной подготовки и специального образования, которым по 17-18 лет, хотя согласно требованиям безопасности лица младше 20 лет не должны быть допущены к работе в шахтах. Умирает молодежь страны в поисках заработка на хлеб и по вине безответственных работодателей и отсутствия должного контроля со стороны государства.

Согласно жалобам шахтеров республики, которые из соображений собственной безопасности пожелали остаться анонимами, очень часто шахты не имеют исправных и безопасных систем вентиляции, отсутствует оборудование и специальная экипировка, не говоря уже о тренингах и подготовке – мало где проводят хотя бы должный инструктаж, не говоря уже о чем-то большем. Кроме того, им часто приходится самим покупать спецодежду, каски и фонари для работы, несмотря на их мизерные зарплаты. Техническое оснащение большинства шахт также плачевное.

Как не раз отмечали и правозащитники страны, условия для горняков в шахтах небезопасны и вопрос не в том, случится ли несчастный случай на руднике, а когда он произойдет – настолько это стало обыденным явлением. Почему же так происходит?

Может быть, потому что владельцы горнорудных компаний и шахт не заботятся о безопасности, о здоровье и жизни рабочих? Может быть, потому что им важнее заработать побольше денег, потратив минимум на безопасность своих работников?

Зарабатывая кровавые деньги, бизнесмены не думают о том, что вот этого вот Азамата, Умида или Колю, который работает на них, ждут дома родные, семья, родители, жены или дети, и что он зачастую являются единственными кормильцами своих семей.

В основном, шахтами в Кыргызстане владеют частные компании, над которыми необходимо усилить контроль в плане безопасности.

Есть и частные компании, которые занимаются добычей без лицензий, такие фирмы надо закрыть и выяснить, как так получилось, что у нас есть такие компании, и кто кому давал взятку в таком случае. В таких шахтах скрывают все ЧП, поэтому и официальная статистика по несчастным случаям ниже, чем фактические цифры.

Что касается «черных старателей», которые тоже не входят в официальную статистику, они рискуют жизнями в закрытых шахтах и нелегально добывают уголь, потому что они доведены до нищеты. Бедность и безработица в регионах вынуждает их идти на это, чтобы элементарно купить домой хлеба.

Те, кто не работают на частные фирмы, подвергают свою жизнь еще большей опасности, незаконно спускаясь под землю и копая уголь на продажу.

Еще в 2007 году и даже ранее, Абдыкахар Ибрагимов, тогдашний руководитель администрации г. Сулюкта, убеждал правительство ужесточить условия получения лицензий на добычу ископаемых, которые, по его словам, слишком просты.

«Фирмы очень легко получают лицензию для ведения работ на угольных шахтах. Требования для получения таких лицензий вполне преодолимы», -отмечал он.

Так может, государству стоило прислушаться к Абдыкахару Ибрагимову, правозащитникам, шахтерам, СМИ и всем, кто кричал об этих проблемах еще 12 лет назад? Сколько людей остались бы живы сейчас?

Почему же мы задумываемся о безопасности шахт только после трагедий?

Почему бы не заняться превентивными мерами и не усилить контроль над мерами безопасности в шахтах нашей страны?

Или мы так и будем продолжать писать в СМИ об очередном ЧП и очередных смертях?

P.S. Бледное небо расцветало теплыми оранжево-розовыми красками забрезжившего рассвета, легкий прохладный ветер приятно трепал волосы худощавого паренька в черной потрепанной куртке, спешившего на работу в шахту. В сумке была лепешка, огурцы, помидоры, вареные яйца и дешевое крошащееся печенье с ванильным кремом внутри, заботливо и с любовью завернутые его мамой с утра. Она не знала, что ее сыну не суждено съесть их, как и не знал он, улыбавшийся первым лучам солнца и мыслям о предстоящей встрече вечером со своей любимой невестой, полный жизни и молодой энергии, что это последний рассвет в его жизни, что спустя пять часов он будет умирать где-то под землей, задыхаясь от углекислого газа. Он умрет, а мы будем жить и писать о «трагедии в шахте». Очередной трагедии. Для нас он - это всего лишь буквы на экране. Для кого-то он – весь мир.

Алексей Губин

Студент 4-го курса,

факультет востоковедение, МУК

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir