rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

pobeda75

pobeda75 2

Миграция

Зачем Таджикистан запустил руку в карман трудовых мигрантов?

rt

Центральный банк заявляет, что хочет повысить эффективность системы денежных переводов.

На прошлой неделе Национальный банк Таджикистана объявил об установлении контроля над поступающими в страну денежными переводами трудовых мигрантов, объем которых в прошлом году составил около 2,5 млрд долларов.

НБТ (центральный банк страны) заявил, что создание так называемого национального центра обработки денежных переводов повысит эффективность системы переводов, сделает процесс прозрачнее и окажет содействие стабилизации финансовой системы Таджикистана.

По новым правилам, международные платежные системы, такие как Western Union и Unistream, должны будут держать значительные средства на счетах в центральном банке Таджикистана. Необязательно, что банк будет использовать эти средства, но в то же время опыт прошлого показывает, что таджикское правительство не любит, когда деньги лежат без дела.

Банковская система Таджикистана толком не оправилась от кризиса, который наступил в период экономического спада в регионе в 2014-2016 годах и усугубился из-за внутренних факторов. К концу 2016 года Душанбе пришлось спасать два крупнейших банка страны, выделив на эти цели 490 млн долларов. Тем не менее, о выздоровлении сектора сегодня речи не идет: хотя доля проблемных кредитов сократилась с 3,2 млрд сомони в конце 2016 года до 1,8 млрд год спустя, на конец августа 2019 года, согласно данным НБТ, объем просроченных займов все еще составлял 1,7 млрд.

Помимо просроченных кредитов, банковский сектор в целом развит слабо. В 2017 году в ходе исследования Всемирного банка только 47% взрослых таджикистанцев сообщили, что имеют банковский счет (средний показатель по развивающимся странам составляет 63%). После системных кризисов в 1998, 2009 и 2014 годах доверие к банкам остается низким. Таджикистанцы видят, как закрываются банки. По данным НБТ, в период с 2015 года по август 2019 года количество отделений частных банков сократилось с 355 до 241, до менее трех на 100 000 человек, по сравнению с 8,1 отделений на 100 000 жителей в соседнем Кыргызстане.

Банковские услуги довольно дорогие. Разрыв между процентной ставкой, взимаемой по кредитам в сомони, и ставкой, уплачиваемой по депозитам в сомони, составляет более 15% (в Африке южнее Сахары – около 7%). Крупные государственные банки вытесняют частные банки. При этом они устанавливают правила кредитования по указанию политиков, а не исходя из реалий рынка, обеспечивая «своим людям» доступ к наличным деньгам по выгодным ставкам и повышая стоимость заимствования для всех остальных.

В проблемах этого сектора отражаются недостатки экономики в целом: раздутые государственные монополии, повсеместная коррупция, присвоение имущества правительством или людьми, связанными с правящей верхушкой. Все это препятствует развитию частного сектора.

Денежные переводы являются важным двигателем экономики Таджикистана, помогая миллионам людей не скатиться за черту бедности и одновременно стимулируя потребление и спрос на услуги. В прошлом году совокупный объем переводов оказался эквивалентным 31,3% ВВП страны. Поэтому, взяв под контроль этот сектор, Душанбе сможет смягчить риски в банковской системе.

Но эта новая система создает еще одну угрозу. В последние годы Душанбе все чаще в борьбе против своих критиков злоупотреблял сотрудничеством с такими международными институтами, как Интерпол, преследуя политических противников за рубежом и иногда прибегая к насилию. Усилив контроль над денежными потоками, власти при желании могут ограничить выплаты инакомыслящим внутри страны. А, судя по опыту, так оно и будет.

https://stanradar.com/news/full/36650-zachem-tadzhikistan-zapustil-ruku-v-karman-trudovyh-migrantov.html



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir