rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

В Москве открыли памятник Чынгызу Айтматову

В столице России установили памятник всемирно известному кыргызскому писателю Чынгызу Айтматову, который расположился в Даниловском районе Москвы в именном сквере писателя.

«Бесполезных» иностранцев будут лишать гражданства КР?

Депутат Жогорку Кенеша предлагает лишить кыргызского гражданства «бесполезных» иностранцев. Несмотря на то, что общественность назвала инициативу абсурдной, эксперты уверены, что определенное рациональное зерно в ней все-таки есть.

Президент Кыргызстана подвел итоги года

Глава государства провел пресс-конференцию по итогам года. На посту президента Сооронбай Жээнбеков встретился с журналистами в таком формате впервые.

Политика

«Я приложу максимум усилий для укрепления наших отношений с Россией»

Ministr-ID

Новый глава МИД Киргизии об итогах первого визита в Москву

В минувшую пятницу с визитом в Москве побывал новый министр иностранных дел Киргизии Чингиз Айдарбеков, назначенный на эту должность лишь полторы недели назад. В беседе с корреспондентом "Ъ" Кириллом Кривошеевым он рассказал об итогах первой встречи с главой МИД РФ Сергеем Лавровым и о том, как совместные с Россией проекты могут дать толчок к развитию всего региона.

— Ваши первые переговоры с российским министром продолжались дольше, чем было запланировано. Как они прошли?

— С моим коллегой Сергеем Викторовичем Лавровым мы обсудили весь спектр наших двусторонних отношений, очень широкий круг вопросов, которые нам надо будет совместно решать. Могу с удовлетворением отметить, что по всем позициям мы достигли определенных договоренностей. Мы активно и плодотворно взаимодействуем с Россией в многостороннем формате по линии региональных структур: Евразийского экономического союза (ЕАЭС), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ) и глобальных структур, таких как ООН.

— Можно ли назвать политическим жестом то, что свою первую встречу после назначения вы провели именно с российским послом Андреем Крутько, а ваш первый визит состоялся именно в Москву?

— Я с большим удовольствием могу констатировать, что первое поздравление в мой адрес поступило от моего коллеги Сергея Викторовича Лаврова. Это послание передал посол РФ. И да, сегодня я нахожусь здесь со своей первой зарубежной поездкой. Самое главное, что мы наметили ряд важных двусторонних мероприятий. Мы обсудили планы по подготовке ответного визита президента России Владимира Путина в Киргизию в первой половине 2019 года (президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков уже дважды был в России.— "Ъ"). Также я пригласил Сергея Викторовича совершить официальный визит в Бишкек.

— Сергей Лавров обратил особое внимание на региональные форматы. Можно ли сказать, какие у вас есть вопросы в рамках ЕАЭС? Есть ли у вас какая-то критика, возможно, в таких вопросах? как санитарный контроль, бюрократические процедуры?

— Мы рассматриваем ЕАЭС в качестве эффективной площадки, где мы можем и должны решать наши экономические вопросы. Но до настоящего времени у нас не до конца отрегулированы вопросы фитосанитарного и ветеринарного контроля, сертификации. Рассчитываем, что мы их отрегулируем. Мы с Сергеем Викторовичем сегодня обсудили вопрос о возможности создания совместных торгово-логистических центров в Киргизии. У России есть опыт по этой части. Это позволит российскому потребителю напрямую получать нашу качественную продукцию.

— Логистические центры нужны для транспортировки товаров непосредственно только в Россию или, например, в Китай тоже?

— Торгово-логистические центры — это своего рода хабы, места, где осуществляются сбор продукции, стандартизация, отбор в соответствии с теми же стандартами ЕАЭС, чтобы товар мог беспрепятственно входить на рынки государств-членов. Поэтому целевая аудитория уже будет определяться после того, как логистический центр отберет и подготовит продукцию. Но разговор с Сергеем Викторовичем шел о том, что эту продукцию мы будем продвигать на рынки ЕАЭС.

— Хотелось бы остановиться на Региональной антитеррористической структуре ШОС и ОДКБ. Известно, что в связи с обстановкой в Афганистане тревожность нарастает во всем регионе. Как идет взаимодействие по линии безопасности?

— Формат взаимодействия по линии этих двух организаций разный. ШОС — региональная организация, которая решает задачи в комплексе, и мы нацелены на продвижение нашего сотрудничества в комплексе. У нас появились новые государства-члены, организация стала еще глобальнее и весомее. На данном этапе Киргизии перешло председательство, и мы очень тщательно готовимся к саммиту в Бишкеке, который пройдет в следующем году. ОДБК на сегодняшний день эффективно ведет работу, по ее линии проводятся совместные военные учения, имеется военный контингент, обеспечивающий безопасность наших южных рубежей.

— Не вызывает ли в Москве вопросов тот факт, что в Киргизии действует ряд организаций, которые запрещены в других странах ОДКБ? Как говорил бывший президент Алмазбек Атамбаев (в интервью телеканалу «Мир»), Киргизия не видит в этом проблемы.

— У нас есть общие списки, которые принимает каждое государство в рамках своего законодательства. Этот список запрещенных организаций согласовывается между государствами-членами. Хочу отметить, что вопрос запрещения организации, террористической или экстремистской, в обязательном порядке должен быть рассмотрен в рамках судебной системы, должно быть судебное решение.

— Нет ли в этом некоего политического замысла: например, что не следует давить любое проявление настораживающей активности, а больше идти к диалогу?

— Честно говоря, не знаю, о чем речь идет с вашей стороны. У нас сегодняшний день и до сегодняшнего дня разногласий по линии ОДКБ не возникало. Я не вижу здесь политической составляющей, это просто работа наших компетентных органов.

— А обсуждались с министром Лавровым будущие переговоры в московском формате по Афганистану? Они ожидаются очень скоро, и Киргизия в них участвует.

— По этому вопросу мы не обменивались мнениями.

— Обсуждали ли вы миграционную политику?

— Конечно. Я с благодарностью отметил решение руководства РФ, которое стало результатом договоренности между главами государств. Это объявленная амнистия, в рамках которой наши соотечественники, имеющие незначительные административные правонарушения, могут выйти из российского черного списка. Мы рассчитываем на то, что наши граждане выйдут в правовое поле и получат возможность работать легально, открыто, с официально заключенными контрактами.

— Сразу после вашего назначения многие вспомнили о вашем прадеде — первом руководителе советской Киргизии. Его фотографию вы даже поставили в Facebook вместо своей. Ваш прадед был расстрелян, а потом реабилитирован. Эта история как-то повлияла на ваше отношение к советскому прошлому, к России?

— В 1924 году была образована Кара-Киргизская автономная область, благодаря которой существует современная Киргизия в нынешних границах. На этом этапе мой прадед Иманалы Айдарбеков был назначен председателем революционного комитета этой области. По сути, он возглавлял всю государственную систему. Для меня это высокая планка, которой я горжусь. В целом вхождение Кара-Киргизской области в состав СССР было положительно воспринято нашим народом и рассматривается так до сих пор. Поэтому то, что вы говорите,— это не совсем так. У меня очень положительное отношение к российскому народу, к современной Российской Федерации. И я приложу максимум усилий для дальнейшего укрепления наших двусторонних отношений.

Что касается Facebook, эта страница была открыта давно, и есть вещи, которые остаются неизменными, например та фотография.

—Вы сейчас читаете, что вам пишут в Facebook?

— Честно говоря, не успеваю. Может быть, позже можно будет выстроить эту работу. Но на этом направлении у нас работает департамент информации, пресс-секретарь. Все вопросы, которые направлены в МИД, мы рассматриваем самым пристальным образом.

— Как министр, только что вступивший в должность, могли бы вы ранжировать страны—партнеры Киргизии по важности? Хотя бы пятерка?

— Во внешней политике мы руководствуемся принципами последовательности, открытости, многовекторности. Проводим конструктивную работу по укреплению отношений со всеми нашими партнерами и со всеми союзниками и стратегическими партнерами. Укрепление отношений с традиционными партнерами имеет большой приоритет. Безусловно, для нас очень важно дальнейшее укрепление наших интеграционных структур.

— То есть это страны, с которыми вы состоите в региональных организациях?

— Что касается интеграционных структур, то да.

— На транспортной конференции в Ташкенте фактически главной темой была железная дорогая Узбекистан—Киргизия—Китай. Есть ли какие-то препятствия на пути реализации этого проекта или он согласован окончательно?

— Этому проекту уделяется приоритетное внимание. Он соединит Китай, Киргизию и Узбекистан с Европой и Юго-Восточной Азией. Это позволит задействовать большой экономический и ресурсный потенциал наших регионов, соединить их. Реализация проекта идет при участии России, даст эффект большей близости двух стран, так как это будет транзитной дорогой, соединяющей в том числе и Россию с Китаем. То, что мы говорили насчет наших транспортно-логистических центров,— все это вкупе даст колоссальный положительный эффект. Сейчас идет активная работа по линии компетентных органов этих стран (Узбекистан, Киргизия, Китай.— "Ъ"), и с российской стороной эта работа тоже идет. Надеюсь, уже в ближайшее время мы получим общее понимание по форме нашего совместного участия в реализации этого проекта.

— Согласован ли маршрут дороги?

— Он в целом обсужден, но что он утвержден, можно будет сказать, когда стороны подпишут документы.

— Дорогу будет финансировать китайская сторона?

— Этот вопрос еще обсуждается.

— Расскажите о других проектах с участием РЖД на территории Киргизии. Например, участвует ли компания в проекте дороги с севера на юг страны?

— Да, то, что я сказал насчет участия российской стороны,— это проект-продолжение железной дороги Узбекистан—Киргизия—Китай. Он как раз и должен соединить эту железнодорожную ветку из южных регионов с нашими северными регионами, и оттуда по существующей инфраструктуре у нас идет выход на Казахстан и РФ. Этот путь будет еще короче для России. Через этот путь можно будет выйти на Персидский залив и Юго-Восточную Азию. Он сыграет положительную роль в укреплении нашего региона в целом. Мы изучаем его с российской стороной, готовим маршрут, но пока он на стадии рассмотрения.

— Известно, что с Узбекистаном вы готовите обмен населенными территориями, что может стать уникальными прецедентом на постсоветском пространстве. Это правда произойдет?

— Давайте мы дождемся окончания работы нашей комиссии по делимитации. Это тонкий вопрос, и говорить о результатах, которые не зафиксированы договором, рано.

— Что вы можете сказать об отношениях с китайскими партнерами?

— Китай наш надежный сосед, у нас развивается стратегическое партнерство. На сегодняшний день не существует вопросов, препятствующих укреплению наших двусторонних связей. У нас работают более 2 тыс. китайских компаний.

— А влияют ли как-либо на ваши отношения события в Синьцзян-Уйгурском автономном районе?

Не совсем понимаю, о чем речь идет. У нас на сегодняшний день каких-либо проблемных вопросов с китайской стороной не существует. Граница четко определена, идет очень активное торгово-экономическое взаимодействие.

https://www.kommersant.ru/doc/3785122



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir