rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

pobeda75

pobeda75 2

Общество

Безопасность Кыргызстана требует профессиональных экспертов

bishkek2

По мнению главы Института общественной политики Муратбек Иманалиев, вопрос формирования научно-экспертного пространства Кыргызстана является одним из наиболее актуальных.

Свою точку зрения по данному вопросу президента Института общественной политики озвучил на круглом столе «Роль экспертов в принятии решений в сфере безопасности».

- Перед Кыргызстаном стоит несколько проблем, связанных с безопасностью и его обеспечением – сказал в своем докладе М. Иманалиев. - Энергетическая, продовольственная, финансово-инвестиционная, военная и демографическая. К этому перечню следует также добавить и проблему воды.

Все эти вопросы имеют не только страновое, но и региональное измерение, а некоторые также и глобальное.

Формирование политики безопасности требует стабильного и полезного функционирования национального научно-экспертного базиса для принятия глубоко продуманных решений.

В контексте сказанного выше, сегодня вопрос формирования научно-экспертного пространства нашей страны является более чем актуальным. Однако это не только проблема правительства, и но и гражданского общества. Хотя бы потому, что подобное пространство не может быть позиционно однородным. Безусловно и неоспоримо значение независимых экспертных учреждений. И конкуренция между ними есть способ формулирования наиболее продуманных и более надежных с точки зрения обнаученности рекомендаций и предложений по проблемам безопасности.

Очень важно и необходимо подключение отечественного бизнеса к конструированию научно-экспертного сообщества. Полагаю, что бизнес в этом смысле должен проявить зрелость.

Большое количество университетов, в чем мы часто себя упрекаем и критикуем, как любое другое явление в жизни людей, имеет и свою позитивную сторону. Как мне представляется каждый университет в состоянии создать нечто вроде экспертной лаборатории, где молодые люди могут изучать, анализировать и даже, наверное, моделировать развитие ситуации на местах, в том числе и связанных с обеспечением безопасности.

Значимость результатов экспертно-аналитической работы важно не только с точки зрения доступа правительства, отдельных индивидов и представителей гражданского общества к разнообразной информации, но и формировании основ анализа и моделирования каких-то ситуационных проектов и карт по проблемам безопасности. А это означает, что такая работа приближает государственные структуры и иных участников этого процесса к выработке наиболее правильных подходов, рекомендаций по решению означенных выше вопросов.

Особую ценность имеют экспертные изыскания, связанные с изучением опыта других стран. В особенности стран с более или менее сопоставимыми параметрами развития.

Научно-экспертная обоснованность принятых решений, планируемых и реализуемых проектов по проблемам безопасности, да и не только, подкрепляет уверенность государственных структур в осуществляемых действиях и, как это ни покажется парадоксальным на первый взгляд, сужает поле для коррупционных деяний, поскольку плотная конструктивность и продуманность на стадии принятия решений во-многом устраняют «размытость и дырявость» процесса реализации, которые как раз и провоцируют возникновение разного рода криминальных умыслов.

Очевидно, что серьезный научно-экспертный анализ и, главным образом, моделирование искомых результатов могли бы позволить государственным учреждениям работать в условиях «не латания дыр» и «метода тыка», а долговременного и, в общем-то, позитивного для всех участников процесса.

Как представляется активное использование потенциала отечественных интеллектуальных и экспертных институций открыло бы возможность для более широкого привлечения представителей гражданского общества к процессу принятия, а иногда и реализации правительственных решений и проектов.

Планомерная и продуктивная работа исследовательских сообществ позволяет не только уяснить объем и степень понимания и поддержки влиятельными политиками и общественными деятелями, партиями и НПО, этническими группами и конфессиональными объединениями тех или иных вопросов государственного обустройства и его развития, включая вопросы обеспечения безопасности, но и найти формулы и смыслы национальных интересов, в чем, как мне кажется, остро нуждается сегодня и государство, и общественность Кыргызстана.

Научно-экспертное обсуждение и обоснование каких-либо планируемых мероприятий и проектов дают правительству возможность в превентивном иногда порядке выявить наиболее конфликтогенные участки и посредством принятия необходимых мер избежать эскалации ненужных рисков, а контроля и управления теми рисками, «изъять» которые из проектируемых мероприятий невозможно, да и не нужно.

Однако проблема существования политической экспертизы всегда связана с уровнем образования. Я достаточно близко знаком с университетским образованием, связанным с тем, чем я занимаюсь. Скажу честно - люди стараются. Скажите мне, пожалуйста, есть у нас в стране эксперты по Узбекистану, Таджикистану, Казахстану? Кто может серьезно здесь обсуждать проблемы России, Китая и так далее? Я просто называю страноведческие проблемы, я уже не говорю о более сложных направлениях, таких как регионоведение. Проблемы безопасности - это вообще самый высокий уровень экспертизы. Сегодня мы просто поговорили о проблемах безопасности, определили различные виды безопасности, но на самом деле, конечно, экспертов в этой сфере просто нет, их здесь никто не готовит.

Я вам расскажу, как работают узбекские институты. Узбекские эксперты приезжают сюда, как гости узбекского посольства, живут здесь месяц-два, встречаются с разными людьми, включая правительственных чиновников, депутатов, общественных деятелей и занимаются тем, что называется полевой сбор материала. Это очень грамотный подход к делу. Какие кыргызские учреждения, прежде всего, правительственные, занимаются такой работой? Можно спросить людей на улице: «Что за страна Узбекистан?» - все знают, а задай этим же людям вопрос: «Как принимаются решения в Узбекистане на уровне индивида, семьи, махалли, государства, не говоря о более сложных структурах?» - ответ один, но очень простой и неправильный.

Задача в том, чтобы в университетах хорошо обучали, а для того, чтобы в университетах было хорошее образование нужна хорошая средняя школа. Основа всего – это средняя школа. Все говорят о ведущих странах, обратите внимание, что на самом деле там приоритетом является среднее образование. Университетское образование для избранных. А у нас все, кто учился в средней школе, учатся дальше в университетах. Правительству, государству нужно обратить на это внимание. Стоит отметить, что это не только проблема государства, но и проблема гражданского общества.

Собственно говоря, для Кыргызстана нужно пять-шесть серьезных вузов, один серьезный университет, пара-тройка академий, к примеру, транспортная академия, горная академия, медицинская академия и так далее. Больше и не надо. Необходимо точечно работать над подготовкой преподавателей, самого образовательного процесса в университетах. В принципе, во всех этих университетах, даже в маленьком, отдаленном горном университете можно создать какую-то лабораторию из трех человек по изучению местных проблем. Кто их будет ориентировать? Кто будет говорить ректору этого университета, чтобы он занялся изучением той или иной проблемы? Пока на эти вопросы нет ответа. Сотрудники этой лаборатории могли бы опрашивать местных людей, узнавать, в чем они нуждаются, какие существуют проблемы, как они видят решение этих проблем. Такой работы на сегодняшний день не проводится. В этом проблема.

Подготовил Андрей Барышев



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir