rerion.kg

В центре Азии - в центре событий!

Русский и кыргызский: нужно ли Кыргызстану выбирать один из них?

Почему русский язык должен сохранять официальный статус и какие выгоды получает Кыргызстан, закрепив его статус в Конституции? На эти и другие вопросы ответили участники онлайн конференции: «Значение русского языка в современном развитии, в экономическом и образовательном сотрудничестве Кыргызстана с Россией и странами СНГ», организованной Клубом региональных экспертов КР «Пикир».

Кыргызстанцы проголосовали за президентскую республику и Садыра Жапарова

Референдум по форме правления признан состоявшимся, в соответствии с законодательством, для этого достаточно 30-процентной явки избирателей. Сегодня же в голосовании приняли участие около 33 процентов кыргызстанцев, из которых более 81 процента отдали предпочтение президентской форме правления, за парламентскую проголосовали 10,66 процента.

США не поздравили Садыра Жапарова с избранием на пост президента

Посольство США в КР распространило заявление, в котором говорится, что «Соединенные Штаты Америки признают Садыра Жапарова избранным президентом Кыргызской Республики», однако не смотря на нормы дипломатического этикета, дипмиссия с этим событием его не поздравила.

pobeda75

pobeda75 2

Экономика

Китайские ТНК в казахстанской «нефтянке»

china2

Интенсивное развитие казахстанско-китайских отношений, наблюдаемое в течение последних 15 лет, не редко вызывает беспокойство у казахстанской общественности. Среди всего прочего, наиболее резонансным является рост доли китайских транснациональных компаний (ТНК) в энергетическом секторе экономики Казахстана.

В том числе, без преувеличения можно сказать, что взаимодействие в нефтегазовой сфере стало одним из наиболее дискутируемых тем во всем блоке вопросов сотрудничества с восточным соседом. Между тем, в свете последних крупных сделок, произведенных с китайской стороной, есть повод для обращения более пристального внимание к нефтегазовому сектору Казахстана.

Исходя из этого, в настоящем материале делается попытка провести обзор присутствия китайских нефтегазовых компаний в казахстанской «нефтянке», оценить их место в сравнении с другими зарубежными ТНК, а также сделать прогноз относительно перспектив дальнейшего сотрудничества РК и КНР в указанной сфере.

Растущие потребности Поднебесной

В настоящее время ежегодная добыча нефти в Китае составляет около 210 млн. т, а объем потребления уже превышает 490 млн. т, таким образом, примерно 57% углеводородов импортируется из-за рубежа. При этом по прогнозам самих китайских экономистов, к 2020 г. общий объем потребления нефти в стране достигнет 550-600 млн. т.[1]

Повышение спроса на нефть со стороны Китая составляет, по разным оценкам, от 25 до 40% от мировых потребностей в углеводородах. Статистические данные показывают, что за последние 10 лет импорт нефти в эту страну увеличился в 3 раза и темпы роста продолжают неуклонно расти. Учитывая невозможность обеспечить спрос на углеводородное сырье за счет внутренних поставок, власти Китая с конца 90-х гг. начали уделять большое внимание диверсификации каналов поставки энергоресурсов и инвестиций в разработку нефтяных и газовых месторождений в других государствах.

Как следствие, на сегодняшний день Китай импортирует нефть и газ из более 30 стран мира. Структура китайского импорта нефти выглядит следующим образом: 56%-Ближний Восток; 27% - Африка; 13,5% - Азия и АТР; 3,5% - Латинская Америка. По прогнозам китайских специалистов предполагается, что объемы нефтеперевозок с Ближнего Востока могут возрасти до 70%.

Принимая во внимание определенные риски, связанные с морскими поставками, руководство Китая все серьезнее рассматривает возможности диверсификации маршрутов и источников поставок сырья. Иными словами, перед руководством КНР стоят две приоритетные задачи ослабление односторонней зависимости от ближневосточной нефти и обеспечение безопасности транспортировки энергоресурсов через Малаккский и Ормузский проливы. Не секрет, что определенную угрозу энергетической безопасности Китая несет стремление США установить контроль над морскими коммуникациями, по которым осуществляется доставка нефти в Китай. Более того, такие крупные страны экспортеры сырья как Саудовская Аравия и Ирак, имеющие тесные связи с США, по политическим мотивам могут создать сбои в поставках энергоносителей в КНР. И наконец, ухудшение социально-политической обстановки на Ближнем Востоке серьезно угрожает стабильности поставкам нефти из этого региона в Китай.

Исходя из этого, в последние годы во внешней энергетической стратегии КНР все более важную роль начинает играть Каспийско-Центральноазиатский регион. Особое место в энергостратегии Китая занимает Республика Казахстан, в котором китайские руководители видят надежного поставщика, а также транзитного коридора сырьевых и топливных ресурсов для своей растущей экономики.

Китайские ТНК в Казахстане

Как известно, доля китайских компаний в нефтегазовой отрасли Казахстана резко начала увеличиваться после 1997 г., когда были подписаны межправительственное «Соглашение о сотрудничестве в области нефти и газа» между Министерством энергетики и минеральных ресурсов РК и «CNРС», и «Соглашение по строительству нефтепровода из Казахстана в Китай». В последующий период число совместных казахстанско-китайских нефтегазовых проектов на территории Казахстана росло стремительно. По последним данным, в Казахстане работают около 20 нефтегазовых компаний с китайской долей от 50 до 100%. Географически в основном китайские компании работают на месторождениях в Кызылординской и Атырауской областях.

Но здесь, следует оговориться, что из 20 компаний, представленных в нашей республике, наиболее крупными нефтяными ТНК являются только 3 – CNPC, SINOPEC и CITIC. Все остальные являются либо дочерними компаниями указанных трех корпораций, либо они являются совсем не большими. (см. Приложение 1). И именно эти 3 нефтяные корпорации Китая обеспечивают основной объем добычи и транспортировки казахстанской нефти в Поднебесную.

CNPC (China National Petroleum Corporation) - крупнейшая нефтегазовая корпорация не только в Казахстане, но и в мире. В настоящее время CNPC владеет долями в таких крупных казахстанско-китайских совместных предприятиях как: АО «CNPC-Актобемунайгаз» - 94,4%, АО «Мангистаумунайгаз» - 50%, Buzachi Operating Ltd. – 50%, «ПетроКазахстан Кумколь Ресорсиз» - 67%.

CNPC на территории Казахстана осуществляет такие операции, как нефтегазовые инвестиции и инженерно-техническое обслуживание на нефтегазовых месторождениях. В частности, указанные задачи включают в себя, в основном, нефтегазовый проект в Актобе и нефтяной проект Северные Бузачи. Наряду с этим, корпорация является исполнителем контракта по строительству нефтепровода Казахстан – Китай, нефтепровода Кенкияк - Атырау, газопровода Казахстан-Китай, установок для хранения и транспортировки нефти и газа, и соответственно осуществляет их эксплуатацию с казахстанской стороной.

Одним из самых крупных приобретений CNPC в Казахстане была покупка в 2005 году Petro Kazakhstan (бывшая канадская компания Hurricane Hydrocarbons), которая приобрела портфель активов и совместных предприятий в регионе. Кроме активов в области разведки и добычи Petro Kazakhstan также владеет Шымкентским НПЗ.

По сообщениям СМИ, в 2013 году CNPC совместно с партнерами добыла более 30 млн тонн в Казахстане.

SINOPEC Corp. (China Petroleum & Chemical Corporation). В состав SINOPEC Int. входят 22 департамента, 18 филиалов и подразделений в Китае, а также 7 зарубежных филиалов: в США, Японии, Германии, ОАЭ, России, Эквадоре и Гонконге.

В Казахстане SINOPEC владеет долями в компаниях: ТОО «Сазанкурак» - 100%, ТОО «Прикаспиан Петролеум Компани» - 100%, ТОО «Сагиз Петролеум Компани» - 100%, ТОО «Адай Петролеум Компани» - 50%. В 2011 году SINOPEC InternationalLtd. открыла Представительство ООО «СИНОПЕК Интернейшнл Компани Рус» в Республике Казахстан, офис которого находится в Алматы.

Изначально основными целями представительства были качественное понимание рынка Казахстана, определение основных направлений стратегии вхождения на казахстанский рынок, изучение законодательной базы РК и т.п. По истечению 1 года руководством SINOPEC InternationalLtd. было принято решение о реорганизации представительства ООО «СИНОПЕК Интернейшнл Компани Рус» в РК в полноправное ТОО «Синопек Интернейшнл Казахстан».

CITIC Resources (China International Trust and Investment Corporation). Одна из крупнейших государственных инвестиционных корпораций Китая. CITIC в Казахстане имеет 50% доли в ОАО «Каражанбасмунай», которое по последним данным, ежегодно добывает 1,9 млн тонн нефти.

Но, несмотря на внушительные цифры и проценты, общая доля всех китайских компаний в нефтегазовом секторе РК составляет около 24% (Это с учетом последней покупки CNPC 8,33% доли в Кашаганском проекте). Причем, подавляющее большинство указанных нефтедобывающих компаний считаются прошедшими пик своей добычи, то есть объемы ежегодной добываемой нефти на них снижаются год от года.

Так, согласно официальным статистическим данным, по объему производства нефти на территории Казахстана китайские ТНК занимают второе место, добыв в по итогам 2012 г. 25,2% от общего объема. На первом место американские нефтяные компании с 25,7%. На третьем месте казахстанские ТНК, которые добыли 20% нефти. Следом идут европейские и российские компании, на которых пришлось по 10 и 7% соответственно.

Если посмотреть показатели в тоннах, то по итогам 2013 года в Казахстане добыто 81,8 млн. тонн нефти и газоконденсата, что на 3,2% больше по сравнению с прошлым годом (см. Приложение 2). Для сравнения доли американских и европейских нефтяных компаний в нефтяном рынке Казахстана, по состоянию на конец 2012 составляла 42%.

Новые горизонты

Следует подчеркнуть, что в целом в расширении присутствия китайских нефтяных корпораций в Казахстане заинтересованы в первую очередь мы сами. И как следствие, в течение прошлого года мы стали свидетелями ряда крупных сделок по приобретению китайскими ТНК новых активов в казахстанской «нефтянке».

Так, в частности, в СМИ прошла информация о том, что китайская компания SinoHan Oil покупает 50% доли у Tethys Petroleum, которая в свою очередь разрабатывала месторождения Кызылой, Аккулка, а также блок Кул-Бас. Рабочая зона компании Tethys в Казахстане находится в северной части Устюртского бассейна, геологического бассейна треугольной формы, расположенного западнее Аральского моря.

Наряду с этим, наиболее крупным событием в казахстанско-китайском энергетическом сотрудничестве стало приобретение CNPC 8,33% доли у американской Conoco Philips на Кашаганском месторождении.

В целом, следует отметить, что вхождение Китая в Кашаганский проект был вполне ожидаемым, и более того оправданным. Нужно четко понимать, что Казахстан как поставщик сырья более чем заинтересован в приходе платежеспособного надежного инвестора на свой рынок.

Для Китая эта сделка представляла большой экономический интерес. Поскольку, как уже было отмечено, подавляющее большинство месторождений, разрабатываемых китайцами в Казахстане, считаются прошедшими пик своей добычи, им нужно было искать другие, более крупные месторождения. Тем более что с момента ввода в строй Казахстанско-китайского нефтепровода самой большой проблемой остается ее недостаточная наполняемость. Как бы ни старались китайцы, но ежегодно увеличивать объемы добываемой и транспортируемой в Китай нефти становится достаточно сложно.[2]

Вместе с тем, уже в начале текущего года, российская компания «Лукойл», заявила о своем намерении продать часть казахстанских активов китайской Sinopec за $1,2 млрд. По условиям сделки «Лукойл» продала принадлежащие ему 50% доли в Caspian Investment Resources Ltd китайской Sinopec.

Как утверждают российские эксперты, причиной стало падение добычи Caspian Investment Resources на 30% за пять лет. Так, к примеру, если 2009 году группа компании добывала около 4,3 млн тонн в год, то по итогам 2013 г. было добыто всего 2,8 млн тонн[3]. Тем не менее, нужно учитывать, что не все проекты, входящие в Caspian Investment Resources прошли пик своей добычи. Так, ей принадлежат 50% в проектах Алибекмола и Кожасай (50% КазМунайГаз), Северный Бузачи (50% CNPC), Арман (50% Shell) и 100% в Каракудук.

Исходя из изложенного можно судить о том, что присутствие китайских нефтегазовых корпораций в казахстанском секторе энергетики неуклонно расширяется. Нефтегазовая составляющая энергетического сотрудничества РК и КНР приобретает новый импульс для развития. В среднесрочной перспективе роль и место Казахстана во внешней энергетической стратегии Пекина будет только возрастать. Очевидно, что в перспективе КНР будет только наращивать всестороннее взаимодействие с Казахстаном и в целом странами региона с целью получения как можно больших объемов нефти и газа с параллельной реализацией инфраструктурных и транспортных проектов в данной области.

Заключение с РК соглашений о поставках энергоресурсов в Китай и строительство экспортных трубопроводов потенциально способно создать качественно новую геополитическую ситуацию в этом регионе. При реализации проектов, связанных с регионом Центральной Азии, китайское руководство будет полагаться главным образом на Казахстан, что создает для республики конкурентные преимущества.

В то же время нужно понимать, что активизация китайских ТНК в нефтегазовой сфере Казахстана является частью политики Пекина «выхода за пределы» (цзоучуцюй), которая проводится китайским правительством с начала 2003 г. Следует обратить внимание на особенность ведения сотрудничества китайских ТНК, дело в том, что все важные действия китайских нефтяных компаний в Казахстане сопровождаются дипломатической поддержкой. Иными словами китайские компании в процессе взаимодействия с Казахстаном руководствуются политическими интересами Компартии Китая. В этом контексте, несмотря на то, что на сегодняшний день казахстанские активы китайских компаний не самые крупные, Китай нацелен получить доминирование в нефтегазовой отрасли республики. В связи с этим, не исключается вариант, при котором в случае усиления соперничества между США, Китаем и Россией за влияние в Центрально-Азиатском регионе, казахстанские активы КНР могут стать инструментом политического и экономического давления.

В силу сказанного обстоятельства, политика Казахстана в отношении развития маршрутов экспорта нефти должна определяться особым, гибким подходом, который видится в реализации принципа многовекторности направлений экспорта углеводородов и максимальной эффективности использования трубопроводных систем.

Руслан ИЗИМОВ
Ведущий научный сотрудникСлужбы геополитики и региональных исследований
Библиотеки Первого Президента РК-Лидера Нации (Назарбаев Центр)



Добавить эту страницу в вашу любимую социальную сеть
 

Аналитические издания

Booktet1

Партнеры

pikir